***

В 00 часов 00 минут, все, во что я была погружена последние 2 недели, превратилось в тыкву.
Отчетность сдавала.
Нет, еще не все. Еще далеко не все. Но там поспокойней — времени немного больше.

Вынырнула из книг покупок и продаж, а дома даже пожрать нечего.
Несколько банок разной сгущенки и три бутылки рижского бальзама.
Есть еще кусок сала… но… нет хлеба.

Настроение, почему-то, хорошее. Хотя поводов особых и нет.

Последнее время из всех лент набегами бываю в инстаграме.
ЖЖ периодически дает о себе знать, присылая уведомления, что у того или иного френда днюшенька.
Раньше среди комментариев эти уведомления терялись. А теперь все на виду. И вот уже некоторое время я наблюдаю за этими уведомлениями с одной мыслью — кто все эти люди?

Я так устала, что не могу уснуть.
И жрать охота.
Нужно спать быстрее ложиться, а то я на горизонте уже вижу мысль заказать беляши с доставкой на дом.
Нет-нет-нет! Я даже не буду задумываться на сколько это реально.

Сегодня вечером ехала с таксистом, который насыпал мне на раны милльён пудьёв соли.
Дом, говорит, купил на берегу озера. Дом с печкой, а озеро как море — 50 километров в диаметре. Даром что мелкое. Лодку купил с мотором. Рыбачить ходит. Пока жил в Москве, говорит, очень не хватало ему простых и обычных мужских занятий.
15 дней в месяц поводит там, 15 здесь — кредит на тот дом гасить нужно, вот приходится приезжать работать в Москву. Но, говорит, чуть-чуть осталось.

А меня, тем временем, в Москве все меньше и меньше планов, надежд и чаяний держит.
День. Осенний день несбывшихся желаний…

В Балтийске разговорилась с одним мужиком.
Я же турист — я ходила все фотографировала, а там, куда ни ткни, военные объекты. Он подошел попросил убрать фотоаппарат.
Ну слово за слово… выясняется, что он, как и я, местами прибалт. Только мои предки из Риги, а его из Таллина.
Поделились семейными историями и я ему говорю, что меня Балтийское море очень тянет к себе, я на балтийском берегу (вне зависимости от того какая это страна) чувствую себя, не побоюсь этого слова, счастливой.
— Ну это естественно, — говорит он мне, — твой род с Балтики. Память предков, зов крови…
А потом он наклонился ко мне и как-то очень-очень по-доброму, будто приглашая, говорит:
— Возвращайся на Балтику. Возвращайся домой.
А вечером, пока я ждала на автовокзале маршрутку до Калининграда, мне рассказали о том, что недавно в Балтийск переехали две девчонки из Омска. Одна замуж в Балтийск вышла, а сестра следом за ней переехала.
— Ну а что? — говорит моя собеседница — и ты тут найдешь военного с квартирой. Жить будете. Море рядом.

В новогодние каникулы мы с сестрой посетили несколько спектаклей. В том числе и «Зойкину квартиру» по Булгакову. И там, среди прочего, меня очень сильно зацепила фраза: «Ну, а когда у человека все потеряно, ему нужно ехать в Москву».
Я именно на этих колесах в Москву и приехала.
Видимо что-то нашлось внутрях, что мне уже не нужно в Москву. В этот город потерянных душ…

Да, я знаю, что я уже пару лет точно говорю на эту тему. Зрею.
Страшно.
Нет. В Москву было ехать не страшно. Терять было нечего. Как мне тогда казалось.

Так. Что там было про беляши?