***

В пятницу, накануне Пасхи, встретила тетю Зину — соседку по этажу. В руках она несла кулич, завернутый в целлофан с невнятным, но создающим ощущение праздника, рисунком.
— Где кулич купили?
— В лавке. Сегодня начали продавать.

Ну, думаю, погоды стоят прекрасные, пойду прогуляюсь, куплю кулич к Празднику. Иди недалеко — к пешеходному мосту через Москву-реку. Моим ходом идти минут 15-20. Куплю кулич, думаю, да по мосту прогуляюсь — очень уж я люблю вид с этого моста. Да и различную снедь (особенно хлеб да пирожки), продаваемую в церковных лавках, тоже люблю.

Около моста сейчас строится храм. А пока суть да дело, поставили рядом небольшую деревянную часовеньку да церковную лавку — киоск размером не больше каких-нибудь «Союзпечатей».

Заглядываю в лавку — куличей нет. Можно было бы подумать, что разобрали, но ими даже и не пахнет — будто куличей и вовсе тут не бывало.

— Здрасьте. А где куличи?
— Мы не продаем.
— ммммм… мне соседка сказала, что сегодня начали продавать.
— Нет, мы не продаем. У нас сейчас-то нет ни мощностей, ни площадей для этого. Вот когда храм достроят — там все будет. И мощности, и площади. Там даже трапезная будет. А сейчас, нет, не продаем.
— ммммм…
— Так сходите купите в магазине, а завтра приходите на службу освятить.
— Да не люблю я магазинные.
— Вы знаете, к празднику лучше исповедь, чем кулич. Вы давно на исповеди были?

Мы проговорили еще около получаса. А потом к вечерней службе пошел народ и моей собеседнице стало не до разговоров.

Эта фраза — лучше исповедь, чем кулич — не выходит у меня из головы. Гуляет по моей Вселенной раскатистым эхом.
А вся тяжесть «куличей» очень остро ощущается в спортзале. Особенно в упражнениях на пресс. Тяжесть «куличей» и слабость духа.